Главная > Обзор СМИ

Владимир Королькевич: "Кажется, у сборной России есть даже больше, чем нужно"

31 Января 2014

Строчка в резюме: Воспитанник советской тренерской школы


Дополнительные сведения: Королькевич родом из Минска. Спортсменом особо ценных призов не добился, зато талантливо проявил себя в роли тренера. Работал в вузовском спортобществе «Буревестник», потом в олимпийском центре в Раубичах — одном из лучших в Союзе. Во второй половине 80-х вместе с Анатолием Хованцевым и Валерием Польховским тренировал юниорскую команду СССР. Королькевич прекрасно знает, чему и как учили нынешних российских биатлонисток их первые тренеры, воспитанные в тех же, что и он, строгостях советского спорта.


Прямая речь: «Для нас авторитетами были Виктор Маматов (олимпийский чемпион-1968 и 1972, тренер сборной СССР в 80-х. — PROспорт) и Александр Привалов (призер Игр-1960 и 1964, тренер сборной СССР на четырех Олимпиадах с 1968 по 1980 год. — PROспорт). Тогда, конечно, в биатлоне не было такой жесткой конкуренции на международном уровне. А вот пробиться в сборную СССР было нереально трудно. Попасть на чемпионат страны — сквозь зональные, региональные и прочие соревнования — считалось уже большим достижением».


Строчка в резюме: Европейский менталитет


Дополнительные сведения: В 1990 году молодой тренер Королькевич с дозволения Минспорта уехал работать в Югославию по программе обмена кадрами. Через год Балканы заштормило, и советский специалист оказался главным в биатлонной команде нового государства — Словении. Свозил словенскую сборную на Олимпиаду-1992 и продлил контракт еще на два года, а в 1995-м получил гражданство. Федерация была заинтересована в человеке, который за несколько лет и фактически с нуля сумел создать крепкую команду, а Королькевич оценил удобства размеренного и компактного европейского быта. Гораздо приятнее тренировать и тренироваться, когда от дома в Любляне до тренировочной базы в Поклюке или Планице можно добраться на машине за 30–40 минут. Выбор спортсменов в Словении у Королькевича был невелик, но это научило его дорожить каждым из них.


Прямая речь: «В Словении другой уклад жизни. Так и во времена Югославии было, и сейчас. Трудно объяснить, в чем разница, но там чувствуешь себя более защищенным. Война начала 90-х Словении почти не коснулась. Летом 1991-го были воздушные тревоги, подъезды в аэропорт Любляны блокировали, во время налета в районе Марибора несколько фур разбило, но в целом все как-то быстро устаканилось. Мы спокойно работали. Главной проблемой был дефицит спортсменов. Ошибиться в подготовке одного означало остаться без эстафеты. Но были очень талантливые ребята. Томаш Глобочник (дважды призер этапов Кубка мира. — PROспорт) — классный лыжник с отменной техникой, но не раскрылся. Очень долго стрелял, никогда не шел ва-банк, всегда выцеливал — и проигрывал по 10 секунд на рубеже, даже если закрывал все мишени. У девочек выделялись Андреа Грашич и Тадеа Бранкович. Бранкович (шестикратный призер этапов Кубка мира. — PROспорт) по юниорам посильнее Хенкель выглядела, а потом пошли проблемы с весом, гормональные сбои — так и не смогла она себя по максимуму реализовать».


Строчка в резюме: Успешный опыт работы со сборными Словении и Украины


Дополнительные сведения: Королькевич за пару сезонов вырастил приличных (уровня двадцатки Кубка мира) биатлонистов в стране, где прежде биатлона не существовало. В начале 90-х в Словении не было ни одного стационарного стрельбища, а на Играх-98 в Нагано словенские биатлонисты в трех гонках попали в двадцатку лучших. После Олимпиады Королькевича позвали на хороший контракт в Канаду, но местные налоги выше словенских, а работодатель оплачивал только один билет домой в год. Королькевич остался в Европе и два олимпийских цикла отработал в лыжной сборной Словении. В 2007-м переманить его в Россию пытался Валерий Польховский, тогда старший тренер женской команды. Королькевич отказался из-за нудной тяжбы со словенской федерацией биатлона, которая почему-то не проплатила его пенсионное пособие. В 2012-м подсуетился президент украинской федерации Владимир Брынзак, пригласив Королькевича готовить к Сочи женскую команду. В феврале 2013-го на чемпионате мира украинки собрали пять медалей.


Прямая речь: «Первый месяц в команде чувствовалась настороженность, присматривались к моей методике, но когда увидели, что сдвиг в результатах есть (Пидгрушная уже в конце июня каталась как в октябре прошлого года, летом на чемпионате мира в Уфе бежали быстрее россиянок), полностью доверились. И у нас все получилось. Конечно, сборная Украины не рядовая команда, опытная. Им немного не хватало, нужно было подвести их на пике к главному старту. Мы психолога привлекали. Специалист из Словении три раза приезжал, расписывал прям по дням программу упражнений, в том числе и аутогенной тренировки. Важно было научить спортсменок и расслабляться, и концентрироваться в нужный момент. Перед чемпионатом мира уехали на пять дней в хороший отель на границе Австрии и Германии, чтобы отвлечь девчонок, разгрузить их. Там туристические трассы, разные спа-процедуры, вечером могли за бокалом вина посидеть-поболтать. Как-то выпал свежий снег, и мы пошли на лыжах классикой 20 км. Хорошая тренировка вышла. Конечно, Брынзак обиделся на мое решение уйти — мол, пообещал до Олимпиады и не сдержал слово. Я весной специально ездил к нему в Венгрию, где он был на лечении. Мы долго разговаривали, сначала резко, на эмоциях, а потом уже поспокойнее. Разошлись не врагами. План подготовки команды на сезон я составил, и на 90% они его придерживаются».


Строчка в резюме: Креативность, умение найти индивидуальный подход к каждому спортсмену


Дополнительные сведения: Королькевич признается, что его тренерские взгляды сильно изменила работа в лыжных гонках. Для спринтеров там требовалась одна программа подготовки, а для дистанционщиков — другая. Приходилось искать новые методики и переосмысливать старые. Зато эти наработки очень пригодились в биатлоне. В прошлом сезоне разнообразие тренировок Королькевича нахваливали украинские спортсменки, в этом году позитивные отзывы у россиянок.


Прямая речь: «Мы слишком зациклены на лыжах, мало меняем тип работы, а узкая специализация не дает комплексной подготовки. Отсюда проблемы с координацией, которые на трассе оборачиваются падениями. Летом мы приглашали инструктора и делали тренировки по аэробике: растяжка, степ, работа на нестабильных платформах. На роликовых коньках катались. Серьезно работаем над лыжной техникой, делаем специальные упражнения. Для девочек многое было в новинку, но уже к концу первого сбора они освоились — в украинской команде ломка шла два месяца, особенно по части силовой подготовки. Классикой много катаемся — тоже хороший тренировочный эффект дает. Из лыжного спринта позаимствовал интервальную работу на коротких отрезках. Частенько устраиваем тренировки с общего старта. Биатлон стал контактным видом спорта, нужно учиться этого не бояться.


На первом же сборе в Белокурихе я поговорил один на один с каждой спортсменкой. Поначалу девчонки были замкнуты, закрыты, а для результата очень важно, чтобы от спортсменок шла обратная информация. Нашей задачей было снять внутреннее напряжение, создать в команде единый бодрый настрой. Пробовали некоторые психологические методики. Например, компьютерный тест на способность к релаксации. На пальцы надеваются датчики, передающие информацию о состоянии вегетативной системы. На экране — бассейн с водой. Задача — расслабиться так, чтобы максимально быстро его осушить. Катя Юрьева сразу великолепно с этим справилась, а у Оли Вилухиной медленнее получилось. Такие игровые тесты помогают понять, кому над чем нужно работать в плане психологии. В части функциональной подготовки тоже необходим индивидуальный подход. У Вилухиной, например, были слабые силовые показатели пресса, поэтому она специально над этим работала — плюс 7–8% к общей программе. Еще у нее низкая скорость движений. Выносливость хорошая, скорость она отлично держит, а вот добавить по ходу у нее получается хуже. Это тоже можно скорректировать».


Строчка в резюме: Обширная база полезных контактов


Дополнительные сведения: Королькевич в профессии больше 20 лет, в его телефонной книжке найдется номер любого специалиста, который может пригодиться сборной России, — и психолога, и диетолога, и сервисера. Не без рекомендации Королькевича в команде появился фитнес-тренер из Словакии Ярослав Гайдош, в профайле которого работа с известной словенской лыжницей Петрой Майдич (призер Олимпиады-2010. — PROспорт).


Прямая речь: «У сборной России, конечно, есть все. Кажется, даже больше, чем нужно. Но с учетом домашней Олимпиады это понятно. Нужны медали, а в биатлоне сейчас такая конкуренция, что для победы все должно идеально сложиться. В Словении у меня был бюджет €650 000 на сезон. И в эту сумму нужно было утрамбовать и зарплату персонала, и стипендии молодым спортсменам, и затраты на автопарк и сборы. Приходилось и деньги считать, и многое самому делать. К примеру, на сборы мы возили повара. Снимать апартаменты, покупать продукты и самим готовить обходилось дешевле гостиницы с полным пансионом. Большую сервис-бригаду мы тоже не могли себе позволить, хотя от подготовки лыж зависит очень многое. В этом сезоне в сборной России снова будет единая сервис-команда, без разделения на группы для мальчиков и для девочек. Сервисеры должны не соревноваться между собой, а сообща выбирать оптимальные варианты смазки. Вместе со мной из украинской сборной пришел хороший смазчик Габор Лах. Хотим закрепить его за Вилухиной».


Строчка в резюме: Коммуникабельность, ответственность, умение работать в команде


Дополнительные сведения: В свободное от разъездов по сборам и соревнованиям время Королькевич живет в Любляне, его дочь преподает в Университете в Минске, а восьмилетняя внучка увлеченно играет в теннис. Королькевич свободно изъясняется на словенском, хорватском, сербском и немецком языках.


Прямая речь: «Для тренировочного процесса важен момент мотивации. Нельзя объяснять задание инертно — иначе и тренироваться будут так же. Нужен азарт. В эмоциональном плане я нахожу середину между строгостью и мягкостью: на тренировке все должно быть четко, по реглицам, то есть по полочкам, разложено; после — можем все обсуждать. Никогда не допускаю, чтобы спортс­мены приходили с каким-то мнением за пять минут до начала тренировки. Все, поезд ушел. Можно скорректировать план, но для этого нужен разговор, нужны аргументы. В гонке я кричу, там нет пощады, могу пройтись, особенно на сложных участках. На тренировке — нет».


Поле:  Журнал «PROспорт»