Главная > Обзор СМИ

Виктор Ан: "На футбольном чемпионате мира буду болеть и за Россию, и за Корею"

19 Июня 2014

С Виктором Аном мы встретились в Красной Поляне – под окнами отеля шумит горная река Мзымта, в нескольких сотнях метров – станция олимпийской железной дороги. До "Айсберга", где в феврале блистал гений шорт-трека, далековато. Но все равно, разговор в столице недавней Олимпиады – хороший повод вспомнить триумфальные Игры-2014.


Виктор по-прежнему не слишком любит интервью. Но, будучи опытным чемпионом, понимает, что время после Олимпиады нужно использовать с пользой. Пока не начались активные тренировки к предстоящему сезону, Ан работает публичной фигурой для популяризации шорт-трека в России. Ради этого он, кажется, готов и в огонь, и в воду, не говоря уже о медных трубах. Миссия Ана в России не ограничивается четырьмя сочинскими медалями, за что начинаешь уважать его еще больше.


– Вам доводилось бывать в горном кластере Олимпиады раньше?


– Нет, здесь я впервые. Раньше не было времени, тем более во время Игр. За время Олимпиады мне только два раза удалось выбраться на что-то, кроме шорт-трека. Это были коньки. В тот день на "пятисотке" победила Ли Сан Хва, а Ольга Фаткулина завоевала серебро. Здесь, конечно, очень красиво. Для меня любое связанное с Олимпиадой место создает хорошее настроение, поскольку воспоминания о Сочи остались только самые позитивные.


– То, что происходит с вами после Игр, – это жизнь вашей мечты?


– На самом деле не могу сказать, что моя жизнь сильно изменилась. Есть и приятные моменты, и какие-то сложности. Теперь меня узнают больше людей, но это не сюрприз. Так всегда происходит после Олимпиады. И после Игр в Турине было то же самое: люди в Корее подходили, поздравляли. Так что все это мне знакомо еще с тех времен. Мне нравится, что после Сочи в России узнали про наш вид спорта. Говорят, детей теперь с удовольствием ведут в секции. Вот это для меня очень важно.


– Как идут дела в вашем новом доме?


– Готовимся делать ремонт (улыбается). И в Москве, и в Петербурге. На это нужно много времени. Так что пока продолжаем жить в Новогорске. Для дома все выбирает жена – я ничего не делаю. Нам нравятся разные стили: и европейский, и корейский. Белый и черный цвета. И простые, без излишеств, вещи.


– После Олимпиады подарить вам жилье порывался едва ли не каждый второй российский город. Почему помимо Подмосковья вы остановили свой выбор на Петербурге?


– Это все благодаря Федору (имеется в виду глава строительной компании, сделавшей Ану этот подарок. – Прим. Е.К.). Сначала я не хотел обзаводиться жильем где-то, кроме Москвы. Но потом Федор пригласил меня в Петербург, сказал, что видел мое выступление в Сочи, и что это подвиг. Из центра города до места добираться минут 30. Зато близко к аэропорту, что очень удобно. Дом – самый высокий в округе. Когда закончим ремонт, обязательно буду туда приезжать. Два года назад мы с женой провели в Петербурге 4-дневный отпуск, посмотрели все, как простые туристы. Нам очень понравилось.


– Не было соблазна принять все подарки и стать крупным владельцем недвижимости?


– Ну что вы! Зачем? К тому же, если честно, я про эти предложения и не слышал. Наверно, их озвучивали скорее для рекламы.


– Предложений стать лицом какой-либо компании сейчас поступает много?


– Наверно. Все, кто хотят что-то предложить, звонят в Союз конькобежцев России, так что сам я этим, к счастью, не занимаюсь. Для меня на первом месте все равно находится спорт, и самое важное – это результат. А хороший результат требует много работы. Я же понимаю, что реклама и спонсоры появляются тогда, когда ты чего-то добился. Но совместить тренировки и участие в большом количестве рекламы – сложно. В другой жизни, после окончания карьеры – все может быть. Хотя, когда у меня есть время, я с удовольствием помогаю развивать и популяризировать шорт-трек в России. Это тоже важно.


– Сколько еще золотых медалей нужно вам для счастья?


– Не знаю. Не люблю загадывать. Ближайшая моя цель – чемпионат мира-2015 в Москве. Что касается следующей Олимпиады – до нее целых 4 года. Это очень большой срок. Пока планирую выступать еще год, а потом подумать. И так дальше.


– В шорт-треке можно выигрывать в 35 или 40 лет?


– Ох, не знаю! У нас сложный вид спорта. Посмотрите на сборную Китая – все молодые, многим нет еще 20. Я, конечно, могу вам сейчас сказать: да, точно выступлю в Пхенчхане. Но это будет неправда. Никто не может этого пообещать. Сегодня у меня хорошие результаты – посмотрим, что будет дальше.


– Для вас участие в Олимпиаде будет иметь смысл, если поймете, что шансы на победу невысоки?


– Любая олимпийская медаль – это мечта. Так что не стоит вести речь только о победе. Если я буду понимать, что могу попасть на пьедестал, – конечно, поеду в Пхенчхан. Если же нет – легко уступлю свое место другому.


– А если люди не поймут этого решения, будут критиковать или уговаривать?


– Люди еще несколько лет будут думать, что я лучший. Это нормально. Но на самом деле никто этого не знает. Свою силу нужно каждый год доказывать заново. На самом деле, мне все равно, что говорят вокруг. Кто-то может любить меня, кто-то – нет. Это естественно. Главное – слушать себя.


– Какая из ваших побед и медалей – любимая?


– На 500 м в Сочи. Я очень хотел это золото. Во-первых, в Турине у меня на этой дистанции выиграть не получилось. К тому же многие считали, что в Сочи я слабее, чем был в 2006 году. Что я не специалист на "пятисотке". Но я-то знал, что могу.


– А как же эстафета?


– И это тоже. До начала Олимпиады я хотел одну индивидуальную медаль и еще одну – как раз в эстафете.


– Ваш отпуск после Игр длился всего месяц. Не хотелось попросить больше времени на отдых?


– Если я буду отдыхать полгода, то выступать в этом сезоне уже не смогу. Между прочим, месяц – это большой отпуск. В прошлом сезоне было три недели. А после Турина в Корее – всего одна. В корейской команде вообще принято, что в неделю всего один выходной. Один раз за все время нам дали, по-моему, 4 или 5 дней отпуска. Такова система.


– Чем занимались в отпуске?


– Мы съездили в Корею. Повидали семьи, мою и жены, друзей. С нашей последней встречи прошло много времени. Посидели в ресторане с моими бывшими тренерами.


– Что они сказали про Сочи?


– Что очень сильно за меня болели. И радовались, когда я побеждал. Они прекрасно знают мою ситуацию, так что относятся к этому нормально.


– Вас коснулись разговоры об итогах олимпийского турнира фигуристок-одиночниц? Говорят, что поражение Юны Ким в Корее восприняли очень болезненно.


– Это правда, был скандал. Но рассуждать на эту тему не готов, ведь я не профи в фигурном катании.


– У вас есть в Корее свой дом?


– Нет. Только у родителей. Сейчас, когда приезжал, жил в гостинице.


– Что вы любите кроме спорта?


– Мне нравится fashion. (в Сочи Ан был почетным гостем китайского производителя спортивной одежды Anta, с которым вот-вот должен подписать контракт. – Прим. Е.К.). И моя жена Нари тоже это любит. А еще нравится смотреть спорт как простой болельщик. Люблю ледовые виды, футбол, теннис, бейсбол.


– Почему сейчас у вас естественный цвет волос?


– Ну, я так долго красил волосы, меняя цвета, что немножко надоело. Решил, пусть побудут просто черными.


– Смотреть чемпионат мира по футболу собираетесь?


– Конечно. Болеть буду за сборные России и Кореи вместе. И все. К Бразилии, Испании и другим знаменитым командам я равнодушен, хотя они, конечно, мастера. Вообще, если говорить о футболе, когда-то я пристально следил за клубом "Манчестер Юнайтед". Там тогда выступал корейский футболист Пак Джи Сун. Но несколько лет назад он перешел в другой английский клуб.


– В одной из телепрограмм вы согласились спеть российский гимн. А исполнить что-нибудь из группы "Кино" вас когда-нибудь просили?


– Кажется, нет. Я вообще-то так себе певец, так что это не ко мне. Гимн России – не в счет, это другое дело. Песни Виктора Цоя я, конечно, слышал. По-моему, меня с ними познакомила Марина (учитель, преподававший Ану русский язык. – Прим. Е.К.). Могу сказать, что мне понравилось. Но спеть их я бы не смог.


Сочи – Москва


Поле:  Спорт Экспресс