Главная > Обзор СМИ

"Перед свадьбой мне было очень страшно. Правда". Вик Уайлд и Алена Заварзина рассказывают друг о друге

27 Апреля 2014

Алена и Вик начали встречаться в марте 2011-го. На вечеринке после московского этапа Кубка мира Вик просто подошел и сказал: «Let’s go!» Через три месяца они отправились в Новосибирск — знакомиться с родителями Алены и отмечать свадьбу. А за несколько дней до этого Вик сменил гражданство. Так за три года до домашней Олимпиады у России появился еще один перспективный сноубордист.


В Сочи семейная пара Заварзина — Уайлд завоевала три медали: бронзу и два золота. После возвращения они наконец смогли взять небольшую паузу и просто пожить для себя. PROспорт попросил московскую журналистку Сашу Тиман и ее американского жениха Дэвида Гела поговорить с Аленой и Виком, чтобы лучше разобраться во всех тонкостях интернациональных отношений. 

Саша Тиман разговаривает с Аленой Заварзиной


Вы с Виком надолго в Москве или все же планируете теперь перебираться а Америку?


Сейчас мы живем в Москве, и мыслей о том, чтобы отсюда уезжать, у нас нет. Я там пожила один год и осталась, мягко говоря, не в восторге. Мы жили в чужом городе, никого там не знали. А заводить новых друзей всегда тяжело, особенно в Америке, когда ты не работаешь, не учишься, только тренируешься и у тебя нет среды, в которой ты можешь естественным образом знакомиться с людьми. Да и, если честно, меня напрягало, что там все время спрашивали, откуда я. То есть я иду за хлебом или за молоком, а меня спрашивают, откуда я. Какая тебе разница, товарищ? Вот я, вот деньги — продай мне молоко и занимайся дальше своими делами. Но я все равно старалась очень мило отвечать, что я из России. Только когда начинали сильно доставать, говорила, что из Словении. Когда мы искали квартиру в Денвере, пару раз нам говорили, что свяжутся с нами позже, а в итоге находили других постояльцев. Мне кажется, так происходило из-за того, что я русская.


В этом смысле на Олимпиаде в Сочи, наверное, было намного уютнее, чем в том же Ванкувере, например?


Конечно. Здесь было стопроцентное ощущение, что все родное. В Ванкувере я до Олимпиады была только пару раз, а в Сочи я все-таки часто приезжала. К тому же прямо перед Играми сломала руку и, мне кажется, на меня перестали надеяться, я не давала интервью, не говорила о своих успехах и планах. Готовилась в тишине. А когда выступала, вообще было ощущение, что я на чемпионате России.


Но тренировались вы в Штатах?


И в Штатах тоже. Очень заметно, что катаются там давно, что эта культура уже прижилась. Есть большие лаунжи после катания с камином, куда можно прийти и выпить кофе с маффином. Я в такие моменты вспоминаю свое детство, как мы в теплушках грелись на соревнованиях, когда температура на улице была минус 40 и было так холодно и так противно выходить на трассу. Но это было раньше. А теперь в том же Сочи, например, в прибрежном кластере такие дома построили, что, мне кажется, я бы с удовольствием приезжала туда отдыхать: близко к морю, с бассейнами, c частным пляжем.


Как к вам относятся родст-венники и друзья Вика? Всерьез воспринимают?


Родственники Вика относятся ко мне хорошо. Мы нечасто видимся, конечно, но мне всегда очень интересно проводить с ними время. С друзьями мы иногда говорим об истории России. Они, правда, знают ее поверхностно. Я советую им читать Солженицына.


Русские девушки вообще пользуются популярностью в Штатах? Или ярко накраситься, красиво одеться и встать на каблуки — это все, сразу на панель?


Ну да, мне иногда казалось, что я слишком празднично одета. Просто в Колорадо, где мы жили, все очень активно занимаются спортом, ну и одеваются соответственно.


Как вам поведение самих американцев? Почему они ведут себя так, будто других людей вообще не существует, особенно афро-американцы?


Ой, я люблю афроамериканцев. Не все и не всегда себя так ведут. Хотя в Америке и правда очень много городских сумасшедших, которые идут по улице и во весь голос разговаривают сами с собой.


Когда вы решили пожениться, с документами много проблем было?


Все только через Россию. По американским законам мы даже не женаты. У меня и грин-карты нет. Проще было Вику с документами разобраться. Ему дали русский паспорт и поставили штамп.


Свадьбу как отмечали?


Нам приходилось делать все очень быстро, но все прошло традиционно, с выкупом и поездкой в ЗАГС. Как я объяснила Вику про выкуп? Сказала: вот представь, родители вкладывали-вкладывали в девочку всю свою душу, знания, деньги, а ты тут пришел такой красавец и заберешь у них все это — нехорошо, надо хотя бы заплатить. С конкурсами никто особо не запаривался, надо было угадать день рождения тещи, любимый цвет и так далее. Вик и без этого нервничал. Сейчас понимаю, что не надо было так над ним издеваться.


Вик вообще в курсе наших традиций? Вы, например, пытались смотреть какие-нибудь русские фильмы?


Да, «Брат» и «Москва слезам не верит».


Ну и как, Вик понял русскую душу?


Про брата он все понял, а про Жору, кажется, нет. Мне вообще многое приходится ему объяснять. Но я пока стараюсь его сильно культурой не грузить, ему и так тяжело. Но со временем, конечно, все посмотрим.


Вам не обидно, что Вик все равно никогда не поймет некоторые фразы из наших фильмов или мультфильмов, потому что вырос не здесь?


Я очень надеюсь, что он еще выучит язык. Но, конечно, останутся темы, которые понятны только русским ребятам и только с ними можно об этом поговорить.


А праздники типа 23 Февраля, 8 Марта? Он понимает, что к чему?


Нет. Перед 8 Марта как раз заходили к нотариусу, а у нее весь кабинет цветами завален. Вик сразу спросил: «У нее день рождения, что ли?» Я ему говорю: «У нее 8 Марта». — «Так сегодня же 7 марта», — отвечает мне мой муж. И тут я понимаю, что некоторые наши праздники его логике никак не поддаются.


Наверное, как и то, что мы носим подарки врачам, юристам и так далее?


Он в таких случаях меня всегда спрашивает: «Почему я должен этим людям помогать, если они ничего хорошего для меня не сделали?» Я ему пытаюсь объяснить, что они еще могут пригодиться, поэтому надо быть с ними помилее. Ему кажется, что это смешно. Смешнее только наши понты: огромная тачка, громкая музыка, брендовые вещи, вездесущие сумки «Луи Виттон» и свадьбы мопсов. Для него это верх идиотизма.


Есть какие-то темы, которые у вас под запретом?


Я не люблю разговаривать с Виком о том, что нельзя изменить: о глобальном потеплении, о том, почему у нас в подъездах курят. Очень не люблю любые политические моменты: о войне в Ираке, о ситуации с Крымом. На эти темы он разговаривает только со своими друзьями.


Дэвид Гел разговаривает с Виком Уайлдом


Как ты думаешь, горные лыжи, сноуборд, да и вообще олимпийские виды так же важны в Америке, как в России сейчас?


Не думаю, что стал бы народным героем в Штатах, даже если бы выиграл две медали. В Америке гораздо больше внимания уделяют профессио­нальному спорту, не олимпийскому. Если в Американской академии спорта решат, что твой вид никому не интересен, через некоторое время ты и сам начинаешь в это верить. Но после Олимпиады мне звонили друзья и говорили, что наши соревнования были самыми напряженными, самыми зрелищными, и я понял, что, если сноубордисты не котируются в Америке, это не значит, что они не котируются в других странах. У каждого свое восприятие. Но вообще некоторый спад сейчас есть и в Европе. В этом виноваты большие бренды. Вместо того чтобы дать людям расслабиться и самим решать, как им выглядеть, они навязывают определенный стиль. В тех же лыжах, например, все совсем наоборот: что бы ты ни надел, какие бы лыжи ни купил — все круто. Главное, что у тебя есть лыжи.


Россия щедро спонсировала тебя. Как думаешь, после Олимпиады это все продолжится?


Конечно, во время Олимпиады все испытывают подъем, всем интересно, а потом люди возвращаются к своей обычной жизни, все успокаиваются. Но так как наши победы в сноубординге для России были первыми, думаю, они запомнятся надолго. Люди поймут, что сноуборд — это вид спорта, который можно воспринимать серьезно, в котором можно на что-то рассчитывать.


Где ты видишь себя в ближайшем будущем?


В России. Этим летом, например, хочу вплотную заняться изучением русского языка. Я знаю кучу слов, но пока не очень уверенно связываю их в предложения. Мне надо научиться поддерживать разговор с людьми. Мне это нужно, чтобы как-то планировать здесь свое будущее, чтобы я мог быть здесь не только сноубордистом.


А жена тебе помогает в изучении русского?


Нет, она не слишком преуспела в этом деле. Она достаточно жесткий учитель и ее очень расстраивает, если я не улавливаю то, что она мне объясняет, с первого раза, поэтому заниматься у нас не получается. Вместо этого мы начинаем спорить, ругаться. В общем, такая учеба точно никому не идет на пользу.


Моя невеста точно так же учит меня русскому: если я произношу слова неправильно, она просит меня повторить пять раз. Я пять раз коверкаю слово, на этом она теряет всякое терпение, и занятия заканчиваются ничем.


Да-да. Мне кажется, было бы гораздо продуктивнее, если бы они говорили нам: «Отлично! Не идеально, конечно, но ты такой молодец!» Это вообще те слова, которые я хотел бы почаще от нее слышать.


Но ты вообще уверен, что сможешь выучить русский?


Не думаю, что я смогу его выучить так, чтобы говорить без ошибок и акцента. Я бы хотел просто научиться говорить по-русски, хотел бы давать интервью на русском. Я не думаю, что это из области невозможного. Здесь вопрос только в том, чем ты готов пожертвовать ради этого. Я вот, например, готов поехать в Сибирь и ни слова не говорить по-английски. Мне кажется, каждый, кто готов на такое, добьется успеха.


А про разницу между твоей русской женой и американскими подружками можешь что-нибудь сказать?


А у меня не так уж и много девушек было до Алены. Но Алена… Я бы не сказал, что она типичная русская девушка. Она особенная. Может показаться, что она очень жесткая, но на самом деле она не такая. Она прекрасна! Она очень целеустремленная, да. Она с детства хотела ездить по разным странам и общаться с разными людьми. Когда она начала кататься, у нее как раз появилась такая возможность.


Есть вещи, о которых вы не можете говорить?


Ей не нравится говорить о вещах, которые она не может изменить, о плохих вещах: о бездомных собаках и кошках, о вымирающих полярных медведях, о браконьерах, которые убивают амурских тигров, о «черных» лесорубах, которые безнаказанно орудуют в лесах Сибири, о войне в Сирии. Я сам достаточно открыт. С какими-то событиями я согласен и считаю их правильными, с какими-то — нет. У меня нет такого: «Америка всегда права». Еще мне кажется, я достаточно гибкий в разговоре, могу смотреть на события с разных точек зрения, уж поверьте, мне пришлось научиться это делать.


У нас скоро свадьба. Расскажи, как прошла ваша?


Ох, мне было очень страшно. Правда. У нас не было времени все спланировать, я вообще не понимал, что происходит. Когда началась свадьба, я такой: «О! Уже свадьба? То есть у нас сейчас свадьба и я жених?» Я даже, честно говоря, не был уверен на сто процентов, свадьба это или нет. Первый день был очень долгим. Я так волновался, что накануне ночью даже не мог уснуть. Оказывается, есть куча традиций, о существовании которых я даже не знал. Например, выкуп, когда тебе надо ответить на тысячу вопросов и платить, платить на всех уровнях. Мне даже сейчас тяжело об этом говорить… Зато следующий день был более свободным. Мы просто все время были в лесу, ели и пили. Тут все было нормально.


Это была твоя первая встреча с родителями Алены?


Да. Родители у нее очень милые люди, спокойные. Они очень хорошо меня приняли. Тут все было нормально. Правда, первое время, когда она разговаривала с мамой, я все время думал, что она на нее кричит. Я как-то не выдержал и сказал: «Дорогая, будь сдержаннее, успокойся, не кричи на родителей!» А она мне: «Что? Мы вообще о цветочках говорим». А вообще, если честно, когда я только приехал в Россию, мне казалось, что здесь все друг друга ненавидят. Сейчас я так не думаю


А ситуация на дорогах тебя не ужасает? Ты водишь машину в Москве?


Вожу все время. Я сам по себе достаточно агрессивный водитель. В первый год вождения в Москве, конечно, очень нервничал, а сейчас уже больше переживаю за жену. Некоторые парни водят как полные придурки. То есть из-за того, что ему надо быть на несколько секунд быстрее меня, он готов идти на преступление. И я считаю, что пробки провоцируют именно такие водители. Я как-то поехал в спортзал, который находится в двух километрах от дома, и ехал два часа. Я просто не мог в это поверить, будто это все было не со мной. 

Какие у вас семейные планы на ближайшее время?


Думаю, что определяться будем еще несколько месяцев. Хотим ли мы кататься до следующей Олимпиады? Думаю, да. Определенно. Будем ли мы в России? Да. Будем ли мы в Москве? Уверен, что да. Хотим ли мы детей? Вот об этом думать пока страшновато. Ну, конечно, когда придет время, подумаем и об этом.


Как думаешь, Алена хотела бы пожить в Америке?


Не думаю, что Алена хотела бы жить в Штатах все время. Многое там могло бы ей быстро надоесть. Но в городе, откуда я родом, так хорошо! Невозможно его не любить, особенно летом, поэтому я бы хотел жить и работать здесь, а на лето уезжать домой. Это моя мечта.


Ты уже был в стольких местах в России, куда еще хочешь поехать?


Мечтаю съездить на Камчатку, на Байкал. Но пока я не могу так запросто взять и поехать, только потому что не до конца понимаю, что происходит вокруг меня. Так что, пока я не буду понимать, что происходит вокруг меня и кто что говорит, не думаю, что смогу в полной мере насладиться этими поездками. Вот, кстати, и еще одна причина поскорее выучить русский.

Поле:  PROспорт