Главная > Новости

Созвездие большой медведицы

Созвездие большой медведицы 3 Февраля 2014

В НАЧАЛЕ СЛАВНЫХ ДЕЛ


СССР мог начать свою олимпийскую эпопею еще в 1948 году, в швейцарском Санкт-Морице – приглашение руководству Страны Советов МОК отправил загодя. Но партийные деятели не спешили. Выход на мировую арену должен был продемонстрировать преимущества социалистического строя. И если уж участвовать в Олимпиадах – то победоносно.

В Санкт-Мориц на разведку отправилась делегация тренеров и функционеров. Вернувшись, доложила: рано нам соваться на Игры. Шансы на золото есть только у конькобежцев в спринте. Перспективы в лыжах сомнительные, фигурное катание, горные спуски, прыжки с трамплина не сулят даже бронзы, бобслей в стране не культивируется. В хоккее мы как будто наравне с Чехословакией, но канадцев не обыграем. Победу в медальном зачете могли бы обеспечить лыжницы и конькобежки – но Олимпиады проходят без них…

За четыре года до следующих Игр советский спорт сделал широкий шаг вперед. Накануне стартов в Осло-1952 Советский Союз по разным прикидкам мог завоевать 4-5 золотых медалей, но по результатам чемпионатов мира (в которых наши, кроме «не олимпийских» конькобежек, по-прежнему не участвовали) и согласно донесениям шпионов, разосланных по всем странам за методиками, было ясно, что в общем зачете победит Норвегия.

Зато к олимпийской зиме 56-го советская сборная превратилась в настоящего монстра. После триумфа на мировых чемпионатах в лыжах и коньках, после фантастического дебюта хоккеистов даже самые скромные прикидки отдавали сборной СССР 7 золотых медалей Кортина д’Ампеццо. А сквозь розовые очки виделись и все 10: 5 из 6-ти на лыжне, 3 из 4-х в коньках, женская слаломная и шайба. От гигантского превосходства норвежцев, завоевавших в Осло те же 7 золотых, за четыре года не осталось и следа.

На олимпийский бал бесцеремонно вваливался медведь. Большая белая медведица в великолепном созвездии чемпионов.


СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЕ СОРЕВНОВАНИЕ


Сборная СССР привезла на Олимпиаду могучий состав. На старт выходили 53 спортсмена, среди них 18 чемпионов мира. Обратили внимание на фразу «на старт выходили»? Она здесь неспроста. Советская команда захватила с собой 67 спортсменов, просто не всем доверила выступить. Это уточнение необходимо, чтобы правильно оценить расхожие цифры о количестве участников Игр. Их было 924 – рекордный показатель. Но сюда входят и запасные. Хотя как ни крути, столько спортсменов на Белых Олимпиадах прежде не собиралось.

Как и 33 сборные. Из «зимников» не явилась только Дания, где не нашлось ни одного спортсмена приличного уровня. Зато дебютировали мы, Боливия, Иран и ГДР.

О последних особо. Восточную Германию мировое сообщество все еще не признавало, ее жителям отказывали во въездных визах. Сенсационное решение МОК допустить социалистических немцев до соревнований, продавленное Советским Союзом, было одновременно и историческим прорывом, и половинчатой мерой: команды ГДР и ФРГ составили объединенную сборную. Благодаря этому она получилась самой внушительной из приезжих – 75 человек. Больше заявили только итальянцы – 79.


ЦИРК НА МОГИЛЕ


«Где разместить всю эту ораву?» – ломали голову организаторы. Без малого тысяча спортсменов, почти столько же официальных лиц, а еще журналисты, болельщики… Отели курорта на такой наплыв гостей не рассчитаны, строить новые невыгодно – после Игр будут пустовать. Выход из положения нашли благодаря местным жителям, которые приютили туристов. А на аккредитованных персон гостиниц как раз хватило.

Сборной СССР достался отель «Тре кроче» у горного перевала. За романтичным названием таился зловещий смысл. Когда-то на этом месте замерзла женщина с двумя детьми. В память о ней воздвигли три деревянных креста (по-итальянски «тре кроче»), а потом окрестили гостиницу.

Не обошлась без дурного знака и на церемония открытия. Финальным факелоносцем организаторы назначили конькобежца Гвидо Кароли, чьим высшим достижением в карьере было 28-е место на «десятке» в Осло-52. Хотя еще молоды и полны сил были и первый итальянский чемпион Зимних Игр (в 48-м) скелетонист Нино Биббья, и горнолыжник Дзено Коло, выигравший четыре года назад скоростной спуск – но им доверили нести огонь лишь на подступах к стадиону. Здесь его принял Кароли, двинулся вдоль трибуны к чаше, но так увлекся приветствием почетных гостей, что не заметил телевизионного кабеля, протянутого через дорожку, наехал на него и растянулся на льду. Огонь Олимпиады сконфуженный герой зажигал под свист трибун.


ВСЕ КУВЫРКОМ


Первый соревновательный день тоже не обошелся без происшествий, теперь уже с трагическим оттенком.

Бобслейную трассу в Кортине задолго до старта прозвали «дорогой на кладбище» – настолько сложной для управления она оказалась. На одной из тренировок вылетевшим из желоба бобом переломало ноги кинооператору. В первый соревновательный день французский экипаж Доннер – Джаккини вышвырнуло за борт, они врезались в дерево и чудом остались живы. А вот дуэт из Лихтенштейна Хайдеггер – Вольфингер разбился вдребезги. На полном ходу сани перевернулись, один из спортсменов погиб на месте, другого в тяжелом состоянии увезли в госпиталь.

Доминировали два итальянских дуэта, изучившие трассу вдоль и поперек. После двух заездов они создали себе внушительный задел, чтобы назавтра спорить за золото без посторонних.

ПАВЕЛ ПЕРВЫЙ

Дебют советских спортсменов на Зимних Олимпиадах состоялся на 30-километровой лыжне. У нас здесь был свой фаворит: на чемпионате мира в 54-м «тридцатку» выиграл Владимир Кузин. Провидцы из журнала «Экип», однако, отдали ленинградцу лишь один голос, разделив остальные между финном Вейкко Хакулиненом (серебро Фалуна-54) и Сикстеном Ернбергом из Швеции (4-е место).

Оба фаворита стартовали в хвосте, когда советская четверка – чемпион СССР на этой дистанции костромич Анатолий Шелюхин, самый малоопытный боец Павел Колчин, экс-чемпион страны Федор Терентьев и Кузин – уже умотала в лес. На отметке 10 км швед и финн возглавляют протокол, Шелюхин – третий, в 17 секундах от лидера. На середине пути все, кроме фаворитов и Колчина, словно выбились из сил. Сбавляет шаг Шелюхин, с пробуксовкой едет Терентьев, не ладятся дела и у чемпиона мира. Зато поднажал Хакулинен. После второго «чек-пойнта» он уже на 5 секунд опережает Ернберга. Колчин третий, отстает от финна на 51 секунду. Уже ясно, что первая медаль сборной СССР будет с бронзовым отливом.

Шелюхин заканчивает гонку. Спустя пять с половиной минут на стадионе появляется Колчин – и пересекает черту на секунду быстрее! Кузин и Ернберг выходят на финишную прямую почти одновременно. Это означает, что швед, стартовавший тремя номерами позже, превосходит чемпиона мира на целых полторы минуты. Заметно уступает Кузин и времени Колчина. Это значит, что московский динамовец – наш первый медалист.

И вот на стадионе Хакулинен. И мчится так, что нет сомнений: победитель – он. 31-летний универсал, в Осло выигравший марафон, а в Фалуне спринт и эстафету, закрывает последнее белое пятно в наградном листе – среднюю дистанцию.


ЛЮБА, БРАТЦЫ, ЛЮБА!


Субботним утром 28 января сборная СССР взялась за дело. К обеду миссия была выполнена.

Расклад сил на 10-километровой дистанции у женщин предельно прост: чемпионка мира Любовь Козырева и чемпионка СССР Радья Ерошина при поддержке Алевтины Колчиной и Анны Каалесте – против грозных, но потяжелевших финок Рантанен (серебро ОИ-52, бронза ЧМ-54), Хиетамиес (бронза ОИ-52, серебро ЧМ-54) и Полкунен. Шведы рассчитывали на Соню Эдстрём. Она стартовала позади всех фавориток и могла ориентироваться на их бег.

Уже посредине пути видно, что финки нам не конкурентки. Ерошина, Колчина, Козырева буквально парят над лыжней, методично увеличивая заочный отрыв от соперниц. На отсечке 5 км Ерошина впереди – 17.51. Колчина показывает 17.53. Время Козыревой появляется на табло с заметным опозданием, когда зрители уже всерьез забеспокоились, что стряслось с чемпионкой. Оказывается, судьи просто засмотрелись на нашу очаровательную малышку. 17,47.

Тревожная весть нагоняет девочек ближе к финишу: Эдстрём ведут по времени Ерошиной. Радья заканчивает гонку с более чем 2-минутным отрывом от Полкунен. Вскоре доезжает Хиетамиес – те же две минуты. Проходит финишный створ Колчина. Она пока вторая, но на последних километрах очень устала и испортила себе результат.

А около стадиона уже Козырева. Неудержимой птицей Люба несется вперед – и превосходит цифры Ерошиной на 5 секунд!

Остается Эдстрём. Когда она показывается вдалеке от трибун, всем становится понятно: Колчина без медали. Но неужели шведка испортит нам торжество? Нет! Ей все же не хватает скорости. Тает время, убегают секунды, вот уже 38.10, 38.11, 38.12 – и счастливая Козырева тонет в объятиях подруг… 38.15, 38.16, 38.17 – все, у Ерошиной серебро!


ОУЭНС НА ЛЬДУ


Первый же забег на обрамленном горами катке Мизурины – самом, наверное, живописном из всех конькобежных стадионов в олимпийской истории – опроверг скептиков, полагавших, что естественный лед не позволит показывать высокие результаты. Чемпион мира и Европы на 500-метровке Евгений Гришин сбросил с мирового рекорда сразу шесть сотых – 40,2!

Точности ради стоит заметить, что за неделю до Олимпиады он уже промчался здесь с этим временем, но злопыхатели (куда ж без них!) настаивали, что у нашего спортсмена был фальстарт. Теперь придраться было не к чему. «Атлетическое достижение, достойное учебного фильма!», «Гришин – это Оуэнс на льду!» – восторгалась бегом Гришина европейская пресса. «Одним ударом он убил целую кучу жужжащих мух» – писали газеты, намекая на тех, кто отказывался утверждать его предолимпийский рекорд.

Забег следует за забегом, а результат Гришина по-прежнему в космосе. Все меньше спортсменов, способных покорить его достижение. 15-я дуэль: чемпион Осло американец Кен Хенри против свердловчанина Рафаэля Грача. Оба по очереди делают фальстарт, а когда уходят на дистанцию, Грач буквально улетает от Хенри. Ощущение не обманывает публику: 40,8 – второй результат дня, повторение прежнего мирового рекорда!

И вот последняя пара, способная вмешаться в спор за медали. Юрий Михайлов против Юхани Ярвинена. Наш спортсмен демонстрирует невероятный бег. Кажется, он обгонит Гришина. Но вдруг на последнем вираже ковыряет коньком лед, падает и уезжает в сугроб. Фотокорреспонденты второй раз за час бросаются к Гришину. Второе золото Советского Союза. И второе серебро.

Парадная летопись не уважает неудачников. Поэтому нигде не упоминает, что ровно через неделю после Игр на чемпионате мира в Осло первое место на 500-метровке, обогнав Гришина на 3 сотых, завоюет Михайлов.


БОРИС, ТЫ ПРАВ!


Праздник требовал продолжения. Не удивительно, что в воскресенье практически вся советская делегация двинулась на Мизурину. Денек намечался куда более жаркий, чем накануне.

На выигрыш дистанции 5000 метров могли рассчитывать сразу пять скороходов. Москвич Олег Гончаренко – абсолютный чемпион мира 1953 года и 2-кратный на «пятерке». Рекордсмен планеты ленинградец Борис Шилков, завоевавший абсолютное первенство 1954 года и в мире, и в Европе. Норвежцы Яльмар Андерсен (олимпийский чемпион Осло, гегемон стайерского бега с 1950 по 1952 год) и Кнут Юханнесен (прошлогодний мировой чемпион на 5000 м). Наконец, швед Сигге Эрикссон, действующий абсолютный чемпион мира и Европы.

Первым из фаворитов – в четвертом забеге – стартует Шилков. Понимая, что он в невыгодных условиях, Борис рискует и решает выложиться по максимуму, не сберегая силы на завтрашнюю «полуторку», где тоже числится в претендентах на золото. Круг за кругом ленинградец показывает высочайшее время, поначалу даже идет быстрее своего же мирового рекорда, но ближе к середине дистанции все-таки отстает. Последний километр Шилков преодолевает усилием воли. Он колоссально устал. Но результат – выдающийся: 7.48,7. Никто и никогда раньше не выбегал на крупных соревнованиях из восьми минут.

Показатель Бориса выглядит не ориентиром, к которому нужно стремиться, а недостижимой высотой. Вскоре уходит в забег Олег Гончаренко – и начинает уступать Шилкову почти секунду на каждом круге. Еще через пару на лед выходит Эрикссон – и идет вровень с результатом Гончаренко. Незадолго до финиша кажется, что отстанет, но нет – два последних круга швед мчит во весь опор и все-таки опережает Олега в споре за второе место. И сразу следом Юханнесен, борясь с цифрами этих двоих, все-таки сдает на второй половине дистанции. Шилков приносит Советскому Союзу третью золотую медаль!

Андерсен даже не пытается геройствовать. Его эпоха ушла. Он, непобедимый пять лет назад, устанавливает личный рекорд, но не попадает с ним даже в десятку лучших. «Черт побери, ну и достижения!» – восхищенно произносит он, глядя на итоговые протоколы.


«ХРУСТ-ТИМ»


Горнолыжная Олимпиада-1956 началась без снега. Его доставляли грузовиками и разбрасывали по трассе лопатами, но это не сделало ее менее опасной. Только на тренировках травмировались 28 горнолыжников.

30 января соревновались слаломистки. Здесь мы рассчитывали на успех. Тот же «Экип» отдавал предпочтение московской динамовке Евгении Сидоровой четырьмя голосами против двух у Мид-Лоуренс из США. В первой попытке Женя показала третий результат (56,9), одинаковый с итальянкой Минуцци и на шесть сотых быстрее американки. Однако все карты спутала студентка факультета фармацевтики из Женевы Рене Кольяр, включенная в сборную Швейцарии в последний момент. Как и Осси Райхерт в гигантском слаломе, Рене стартовала под первым номером, и ее время – 55,6 – оказалось непревзойденным.

Вторая попытка. Разбивается Мид-Лоуренс. До финиша она добирается, но кое-как, почти ползком – за 1.28,3! Минуццо показывает 59,9. Сидоровой нужно проехать по практически ледяной горе скорее, чем за минуту, чтобы обеспечить себе награду. Но уже на первой сотне метров она жестоко падает и ломает руку…

Многие мужчины в этой ситуации валялись бы ничком в ожидании носилок. Евгения находилась в горизонтальном положении чуть дольше двух секунд. Поразительно быстро вскочив на ноги, она снова несется вниз, сокращает вынужденное отставание от итальянки и в финишном створе показывает 59,8! Есть медаль!


ДВА В ОДНОМ


Расклад на понедельничной «полуторке» резко контрастировал с предстартовой ситуацией накануне. Шилков устал, Гончаренко не в лучшей форме, Гришин не специалист на этой дистанции, скандинавы вообще стайеры. Поэтому когда в первом же забеге финн Салонен выбежал из мирового рекорда, некоторые репортеры поспешили сообщить своей пастве имя нового олимпийского чемпиона.

Особо отличился корреспондент «Франс суар», который передал информацию в Париж и был таков, предпочитая отдохнуть в баре, а не мерзнуть на озере. Газета вышла наутро с объявлением о золоте Салонена.

До одиннадцатой пары на его время никто не покушался. А потом на лед вышел Гришин. Он начал бег размеренно, после половины пути отставание от лидера – почти пять секунд. Но Гришин знал, что делает. Ежесекундно увеличивая амплитуду шагов, он сокращает отрыв, и через круг уже опережает показатель Салонена! Финиш – и новый, умопомрачительный мировой рекорд, на одиннадцать секунд лучше прежнего и на восемь быстрее финна.

И все почему-то забыли про Михайлова, драматично проигравшего 500-метровку. А вспомнили, только когда он стартовал, сразу превосходя цифры нового лидера. За круг до конца – пять сотых преимущества! Последние метры, Юрий несется во весь дух – 2.08,6, абсолютно тот же результат, что и у Гришина. Советский Союз получает сразу две золотые награды на одной дистанции. И всего их становится пять. Завоеванных за три счастливых дня.


ВЕЧНЫЙ ОЛЕГ


Наша надежда в конькобежном марафоне Олег Гончаренко лучшие годы оставил позади. В 1953-м или 54-м он выигрывал «десятку» на чемпионатах мира с солидным отрывом. Но на московском ЧМ-55 взошли звезды шведа Эрикссона и норвежца Юханнесена, которые бежали длинную дистанцию совершенно в другом временном диапазоне, нежели Гончаренко.

Все от него зависящее Олег сделал. Стартовав в третьей паре, он промчал бесконечные 24 круга с невиданной для себя скоростью, далеко выбежав из 17 минут. Учитывая класс соперников и нелегкие погодные условия – над озером висел густой туман, – можно было предположить, что наш скороход обеспечил себе место на пьедестале.

И действительно, потеснили его с верхней строки протокола лишь те самые двое. Причем Юханнесен еще за три круга до финиша уступал показателю Олега. Но затем взвинтил темп и все-таки обогнал его на шесть секунд. Эрикссон примерно половину пути строго следовал графику норвежца, затем стал методично обгонять его, на последнем круге слегка сбился с ритма, но запас позволил ему удержать лидерство.


ТЕАТР ДРАМЫ


Вечером 1 февраля в «кинозале» отеля, где проживала советская команда, показывали «Веселых ребят», а впору было крутить «Анну Каренину» или еще какую-нибудь эпическую трагедию. Настроение у всех было подавленным. Еще бы: наши непобедимые красавицы лыжницы проиграли эстафету. И кому?! Финкам, которых они безоговорочно деклассировали в индивидуальной гонке.

Драму на лыжне граф Толстой, доведись ему это описывать, назвал бы столь же незатейливо, как и свое нетленное произведение. «Радья Ерошина».

Хотя нет смысла валить все на эту хрупкую девушку. «Не добежали» все трое. Даже Козырева, пусть она и выиграла свой этап с приличным гандикапом в 24 секунды, преодолела его медленнее, чем могла бы. Просто сравните: «золотую десятку» она пробежала за 38.11, а путь вполовину короче – за 22.58.

Колчина, слабейшая из трио, выступила в свою силу, но не сверх нее. Получилось быстрее Козыревой – 22.38, но на 18 секунд медленнее финки Хиетамиес. Запас, созданный Козыревой, был исчерпан. Ерошина ушла на трассу лишь в шести секундах впереди Рантанен.

А дальше была та самая драма. Чувствуя дыхание за спиной, Радья разнервничалась до истерики, у нее проскальзывали лыжи, втыкались в воздух палки, и, наконец, она упала плашмя. Рантанен тут же умотала вперед и дальше соревновалась сама с собой. Ерошина рухнула еще раз, и еще. Хорошо, что шведкам Козырева и Колчина на двух этапах привезли 2 минуты 10 секунд отрыва. Могучая Эдстрём съела почти всю эту заготовку, и свались Радья опять, не видать нам и серебра.


КАК ФЕДЯ СТАЛ МЕДВЕДЕМ


Эстафета всегда считалась королевой лыжной программы. Так же, как марафон – королем. Победа квартетом, а не порознь, наиболее престижна, как и всякое командное соревнование в сравнении с личным. Тем более на последнем олимпийском старте.

Эксперты пели в унисон: победит Финляндия. У нее очень ровный состав с Хакулиненом на последнем этапе, она выиграла эстафету на чемпионате мира и на прошлых Играх.

Стартовую скорость гонке должен был задать финн Киуру. Наши тренеры на запев выбрали Терентьева, блистательно пробежавшего позавчера марафон. Пусть он и выложился там на всю катушку, в том, что наш испытанный боец не подведет, не сомневался никто.

Срывается со стартовой черты караван в белых одеждах. И тут же кто-то из лыжников приостанавливается, держась за лицо. Это… Терентьев. Один из соперников нечаянно врезал ему в глаз. Слава богу, рукой, не палкой. Прищурившись, Федор пускается в погоню за удаляющимися соперниками. Со стадиона он уезжает последним.

Через 3 километра тренеры с трассы передают по рации: Терентьев лидирует.

Русский медведь натурально рассвирепел. И едва не сминая соперников, фырча и рыча «Лыжню!», погнал вперед и вскоре обошел всех. Последним сдался Киуру, и уже через сотню метров видел спину Терентьева далеко вдали.

На передачу эстафеты Федор приехал на полторы минуты раньше финна. О других можно было и вовсе забыть.

Все остальное время гонки советская команда триумфально неслась по лыжне к досрочно обеспеченному Терентьевым золоту. Колчин буквально пролетел по дистанции с рекордным временем дня – 33.05. Он привез Финляндии еще 1.15 отставания, благодаря чему молодой Аникин наслаждался в прогулочном режиме красотами альпийского леса, не сильно волнуясь за результат. А Владимир Кузин весь свой этап мог ехать с красным флагом над головой. Где-то далеко за его спиной бежали три олимпийских чемпиона прошлого – Хакулинен, Ернберг и Бренден. А где-то впереди три олимпийских чемпиона этого дня ждали четвертого, Кузина.


НАУКА И ТЕХНИКА


В последнем туре второго (на шесть лучших по итогам первого группового раунда команд) круга хоккейного турнира разыгрывались сразу три чемпионских звания – Олимпиады, мира и Европы. Сборная СССР могла заполучить все титулы сразу, даже проиграв с минимальным счетом. У Канады и США оставались шансы на первые два. Канадцам необходимо было обыграть наших с перевесом в две шайбы, а американцам – разгромить Чехословакию не менее чем 8:0.

Чехи так с собой обращаться не позволили. И хотя сборная США провела вдохновенный матч, забросив одной из лучших команд Европы 9 шайб, та в ответ провела четыре. Шансов на золото у американцев не осталось. Серебро им могло улыбнуться в случае канадской неудачи либо, наоборот, сокрушительного фиаско сборной СССР.

Годом ранее на чемпионате мира оно случилось. Наши проиграли решающий матч Канаде 0:5.

Вот и теперь родители хоккея с первых секунд смяли советскую оборону. Пучков трудится в воротах, не покладая рук. Атака за атакой, бросок за броском. Трещат борта и кости. Злая Канада пытается размазать соперника по всей площадке.

Сирена на перерыв звучит как избавление. 0:0 по такой игре – необыкновенное чудо. У наших не было даже малейшего шанса забить. Пропустить могли уже с десяток.

Чернышев выговаривает в раздевалке: «Спокойнее, жестче! Не соревнуйтесь с ними в беготне, покажите свою силу и ум. Раскатайте шайбу, заставьте канадцев носиться за ней. Быстрее пас!».

Наставление доходит до игроков. Второй период они ведут в своем режиме, контролируя шайбу. Все чаще синие свитера мелькают у канадских ворот. (Да-да, сборная СССР того времени играет в синей форме). Несколько бросков голкипер Уодолл отражает. С большим-пребольшим трудом.

Сборная СССР преображается. Огромным зверем, большой медведицей она выбирается из оборонительной берлоги и встает на дыбы. Ее яростный порыв уже не остановить.

Несется вперед динамовское звено. Кузин пасует на прорыв Уварову, того валят с ног, выбивают клюшку, но уже почти лежа, Уваров успевает коньком отбросить шайбу в угол площадки Крылову. Он бросает почти с нулевого угла, мимо выкатившегося навстречу Уодолла – и попадает.

Канада старается перехватить инициативу, но контроль игры уже упущен. Атаки соперника разрозненные, уже не такие стремительные и агрессивные, а злоба выплескивается в середине площадки и оборачивается нарушениями. Все чаще наша команда в большинстве, все меньше сил у канадцев.

Чтобы отдохнуть, они пускаются на хитрость и во втором перерыве требуют залить лед. Пауза растягивается на полчаса. Канадцы выходят заметно посвежевшими. Чернышев все видит, все понимает. Он помнит, что армейское звено уже возрастное, что у Боброва больные колени, и долгое бездействие на холодном ветру сковало мышцы игроков. И отправляет на первое вбрасывание «свою», динамовскую тройку. Она моложе, здоровее, а в этот день еще и резвее.

Этот ход решает судьбу трех золотых медалей.

Уваров выигрывает шайбу. Отбрасывает защитникам. Короткий перепас Сологубов – Трегубов – Сологубов – Крылов – Уваров. Центрфорвард начинает коронный разбег в чужую зону, сместившись к борту. Навстречу несутся два канадца, намеренные впечатать нашего игрока в ограждение. И когда стык уже неминуем, Уваров едва уловимым движением клюшки отбрасывает шайбу влево, где притаился оставленный без присмотра Кузин. Тот делает несколько шагов и от души вгоняет диск в дальний угол, точно под ногой голкипера. Это уже победа. И, как и утром на лыжне, точка в триумфе принадлежит динамовцу Кузину.

Игра сборной СССР потрясла воображение заокеанских тренеров. После матча они единодушны.

- Мы играли неплохо, и этого хватило бы для выигрыша у любой команды на этом турнире, - тренер канадцев патер Бауэр. – Но против сборной СССР этого мало. Она была здесь лучшей, особенно Пучков, Сологубов и Крылов. По-моему, эти трое могли бы с успехом выступать в НХЛ.

- Русские заслужили золото. У них замечательная команда, поистине замечательная, - Мариуччи, тренер американцев, завоевавших благодаря поражению Канады серебро.

Наутро канадские газеты сошлись во мнении: «Советские хоккеисты справились с сильнейшей любительской командой Канады и могут на равных соревноваться с любой профессиональной. В то время, пока канадцы утомляли себя беготней, Советы вели научную игру».


МЕДАЛЬНЫЙ ЗАЧЕТ ИГР-1956

СССР 7 3 6 16

Австрия 4 3 4 11

Финляндия 3 3 1 7

Швейцария 3 2 1 6

Швеция 2 4 4 10

США 2 3 2 7

Норвегия 2 1 1 4

Италия 1 2 0 3

Германия 1 0 1 2

Канада 0 1 2 3

Япония 0 1 0 1

Венгрия 0 0 1 1

Польша 0 0 1 1